года

Жизнь, полная зимы: астрофизик, заботящийся о телескопе в Антарктиде



Антарктика

Жизнь, полная зимы: астрофизик, заботящийся о телескопе в Антарктиде

Каждый его день начинается с установки связи: Роберт Шварц надевает утеплённые штаны, сапоги, пуховую куртку, две шапки и три пары перчаток. Он выходит на улицу – в холодную и тёмную долгую антарктическую зиму. Шварц ориентируется по флагам, расставленным на расстоянии около 10 метров друг от друга.

«Если вы заблудитесь, это может быть опасно», – говорит он. «Поэтому вам лучше этого не делать».

В качестве астрофизика университета Миннесоты, работающего на Антарктической станции Амундсена-Скотта, Шварц провёл 14 зим в полнейшей темноте – больше чем кто-либо другой, согласно данным Национального научного фонда США.

Роберт Шварц рос думая об Южном полюсе как о космосе – захватывающем, но далёким для посещения. Но ему случайно представилась возможность попасть туда тогда, когда он стал аспирантом Мюнженского университета в Германии. Он подумал, что может отправиться туда на один или пару сезонов.

Я помню, как сошёл с самолёта – это было похоже на «о чёрт, тут очень-очень холодно. И это только лето. Что тут будет твориться зимой?

С тех пор он живёт зимней жизнью, перемещаясь от антарктической зимы к зиме у себя дома в Германии. Последнее лето он встречал в 2010 году.

Антарктическая станция Амундсена-Скотта, где работает Шварц, представляет собой двухэтажное здание, построенное над тремя километрами льда. Тут слишком сухо для выпадения снега, но его надувает из регионов с более тёплым климатом. Все здания строятся на сваях, чтобы снег мог спокойно перемещаться под ними.

«То место, где мы находимся, считается пустыней. Хотя мы и стоим над водой», – говорит Роберт Шварц. «Этот материал скрипит, когда вы идёте по нему, хотя он больше напоминает ледяные пластинки, нежели настоящий пушистый снег».

Шварц ответственен за поддержание работы телескопа, расположенного в 800 метрах от станции. Каждый рабочий день он отправляет в пешую прогулку к телескопу для его проверки, при температуре достигающей -70ºC. Здания станции являются единственными элементами ландшафта в округе. Когда становится светло, эта местность выглядит как большой замёрзший океан повсюду вокруг вас. Вы можете проваливаться в снег на несколько сантиметров, когда он свежий, но в течении нескольких дней он так затвердевает, что вы едва оставляете на нём след.

Телескоп производит наблюдения в течении 42 часов, затем остужается в течении 6 часов и начинает цикл снова. Шварц думает об нём, как о своём ребёнке.

«Я знаю телескоп очень хорошо. Иногда он звучит немного по-другому. И я уже могу сказать, что что-то не так. А когда всё в порядке, всё звучит нормально».

Проблемы с телескопом бывают разные. Иногда происходит утечка в шланге с гелием, с помощью которого он охлаждается. Чаще всего сложности возникают из-за массивности самого телескопа. Его опорно-поворотное устройство создано с расчётом на 300 оборотов за зиму, но теперь оно несёт телескоп, который выполняет 110 тысяч оборотов за тот же период. Каждый год подшипники его опоры слегка сжимаются под действием нагрузок.

«Мы изучаем это коротковолновое излучение, оставшееся от Большого взрыва, и мы пытаемся изучать происхождение, содержание и судьбу всей Вселенной», – говорит профессор физики из университета Миннесоты Клемент Прайк. «Таким образом, это довольно грандиозное исследование, с точки зрения цели».

Национальный научный фонд США рассматривает Южный полюс, с его чистым и сухим воздухом, идеальным местом для астрономии и других исследований. «Станция является домом для бесчисленного числа экспериментов и до 200 жителей во время лета», – говорит представитель офиса полярных программ Национального научного фонда Питер Уэст. «Но зимой, когда наступает полярная ночь, остаётся только костяк команды.»

«Большинство экспериментов весьма сложные и важны для науки, но они не обязательно превратятся в новый продукт или новые технологии», – говорит Уэст. «То, что люди ради науки готовы отдавать такую большую часть своей жизни, говорит много обо всех из них, включая Роберта».

Команда остаётся занятой в тепле и свете станции. Они проводят свободное время за игрой в волейбол в спортзале. Роберт Шварц даже преподаёт здесь астрономию.

Тут нет скорой помощи и полётов «к» и «от» станции между февралём и октябрём. Команда станции имеет свою собственную бригаду скорой помощи и даже физикам здесь приходится проходить обучение в качестве ассистента хирургических операций.

Некоторые работники здесь имеют проблемы со сном, так как всю зиму тут длится ночь, а затем всё лето светит Солнце. В то время как многие из примерно трёх десятков рабочих на станции Амудсена-Скотта имеют свой распорядок дня, расписание Шварца диктуется потребностями телескопа. Он может не спать в течении 36 часов или спать каждые 8 часов.

«Роберт замечательный человек в том плане, что он может оставаться счастливым, позитивным и полностью профессиональным с его работой в течении долгой ночи», – говорит Прайк. «И он делает это не только один раз, а многократно».

Когда у Шварца нет неотложных проблем для решения, он направляется в холод и темноту для наблюдения и фотографирования полярных сияний.

«Внезапно земля начинает мерцать зеленоватым светом. Затем вы смотрите на небо. Вы видите эти длинные лучи, встречающиеся в одной точке. И все цвета – от зелёного и красного, до голубовато-пурпурного – возникают от попадающих в верхнюю атмосферу лучей Солнца, приближающегося к рассвету. Это абсолютно удивительно».

Шварц работает на станции 9,5 месяцев в году. В этот год зимняя команда, заканчивающая свою смену, сделала остановку в летней Новой Зеландии, прежде чем Шварц отправился к себе домой в зимнюю Германию.

«Одно из самых запоминающихся вещей, это когда вы выходите из самолёта и чувствуете запахи, так как снаружи станции так холодно, что выходя наружу там вы вообще не чувствуете никаких запахов», – говорит Роберт. «Просто возвращаетесь в зелёный мир, чувствуете запахи травы или дождя – это фантастика».

Новое опорно-поворотное устройство было построено в университете Миннесоты чтобы заменить то, о котором заботился Шварц. Он взял на себя обязательство остаться на срок его замены, которое начнётся в ноябре. Он не планирует возвращаться сюда, хотя и не исключает этого.

«Мы говорим об этом по-немецки “это как смеяться со слезами на глазах”. Так что да, некоторые аспекты будут печальными. Я имею ввиду что это было 9 лет моей жизни, проведённых здесь», – говорит он. «Но с другой стороны, это также хорошее время, чтобы отдохнуть и попасть в лето».


Понравился материал?
Тогда вступай в группу:

Подготовил Andrey. Ссылка на источник↵
Просмотры: 66 / Оценка: 0 / Дата: 30 Ноября 2018 - 20:07


Читайте также:

Всего комментариев: 0
avatar