Разруливать ЧП с «Союзом МС-22» готовятся отправить командира отряда космонавтов

Экипажу аварийного корабля «Союза МС-22», по-видимому, суждено «зависнуть» на орбите еще на полгода. Корреспондент «МК» узнала детали имеющихся вариантов возвращения космонавтов.

Напомним, что  15 декабря из-за повреждения приборно-агрегатного отсека (ПАО) корабля с внешней стороны произошла утечка из системы охлаждающей жидкости. В итоге был отменен выход наших космонавтов Сергея Прокопьева и Дмитрия Петелина  в открытый космос. Кроме того возник вопрос, на чем будут возвращаться члены экипажа пробитого «Союза МС-22»?

Справка «МК». Экипаж «Союза МС-22»: командир Сергей Прокопьев, бортинженер Дмитрий Петелелин, бортинженер — астронавт NASA Франциско Рубио.

Сразу после ЧП возникло беспокойство по поводу использования данного корабля,  лишенного системы охлаждения, – множество приборов и систем, находящихся в ПАО,  могут нагреться до критического состояния и выйти из строя. Тогда угроза возникнет уже для совершающих посадку космонавтов. 

Похоже, в новогодние праздники специалисты не сидели без дела, а придумывали варианты выхода из сложившейся ситуации.

Согласно информации, которой поделился с «МК» источник в космической отрасли, в настоящее время нашими и американскими экспертами рассматривается, как минимум два основных способа приземления членов экипажа  при условии, что их «Союз МС-22» спускается на Землю без экипажа.

Согласно первому,  вместо поврежденного корабля  в феврале на МКС поднимают готовящийся сейчас к старту «Союз МС-23», пилотируемый командиром отряда космонавтов ЦПК Олегом Кононенко. Дальше расклад может быть следующим: прибывший с двумя пустыми креслами Кононенко остается на МКС с Сергеем Прокопьевым, Дмитрием Петелиным и Франциско Рубио на полгода, до августа-сентября. То есть, миссия экипажа «Союза МС-22» продлевается вдвое. Когда подойдет время улетать, Кононенко спустится на Землю на американском корабле –  Dragon (с миссией SpaceX Crew-6). Этот корабль должен прибыть на станцию в середине марта с одним свободным креслом  (сейчас на него претендует наш Андрей Федяев, который, если в Роскосмосе и NASA все переиграют, «вылетает» из экипажа Dragon). 

 Что касается, Прокопьева, Петелина и Рубио, они  спокойно переставляют свои кресла-ложементы из «Союза МС-22» в «Союз МС-23» и возвращаются, также в сентябре,  в прежнем составе на Землю.

У этого варианта есть, по словам моего собеседника, лишь один существенный плюс: гарантированная стыковка февральского корабля-спасателя (если откажет автоматика, на что специалисты отводят всего 1,5 процента, Кононенко пристыкует его к станции в ручном режиме). Минусы же связаны с разрушением сложившихся экипажей: кроме вышеупомянутого Андрея Федяева, скорей всего, потеряют свою очередь на долгожданный полет в космос Николай Чуб и американка Лорел О'Хара. Дело в том, что последние двое входят в экипаж «Союза МС-23», давно сработались с Олегом Кононенко, и срочно искать для них другого командира вместо улетевшего без них никто не будет. Скорей всего ситуация отбросит их полет аж за 2024 год, – они пропустят вперед экипажи «Союза МС-24» и МС-25.

Второй вариант, с отправкой беспилотного корабля «Союз МС-23» в феврале мой собеседник рассматривает как более эффективный. В этом случае, корабль пристыковывается к МКС и «ждет» окончания работы экипажа Прокопенко-Петелин-Рубио, которые дружно спускаются на нем в сентябре.

 На смену им прилетает на «Союзе МС-24» слаженный, сработавшийся в течение полутора лет экипаж Кононенко. Получается, что вся программа полетов просто смещается на полгода, но при этом ни один из космонавтов, включая  Андрея Федяева, не теряет возможности отправиться в космос в рамках запланированной очереди. 

Минус здесь один, но он также может оказаться весьма существенным: если автоматическая стыковка не удастся, то космонавты останутся без корабля спасателя еще на какое-то время, до полета «Союза МС-24».  Тогда получится, что «Союз МС-23» запускали зря. В итоге Роскосмос рискует потерять два корабля –  аварийный  «Союз МС-22» и непристыковавшийся «Союз МС-23». В этом случае на внешнее воздействие, как в случае с утечкой в МС-22, ситуацию не спишешь, и кресла в ракетно-космической отрасли могут зашататься сразу под несколькими начальниками.

В общем, выбор будет не из легких. Все варианты будут рассмотрены на заседании Совета Главных конструкторов 10 января. Тот, который будет выбран, утвердит на следующий день, 11 января, Государственная комиссия под председательством генерального директора Роскосмоса Юрия Борисова.

Если Кононенко полетит на МКС один, – это будет первый одиночный полет в космос, спустя 20 лет. Последним его совершил Ян Ливэй в 2003 году, а до него в 1969-м приземлялся в одиночку Борис Волынов.

Источник: www.mk.ru

от admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *